Неразлученные

Екатерина Метельская

 

В 1731 г. султан Марокко приподнес французскому королю Людовику XV 8 лошадей, среди которых был один из его лучших арабских жеребцов – темно-гнедой с белыми отметинами на задних ногах Шам.

Годольфин Арабиан (Шам)
На фото: Шам (Годольфин Арабиан)
 

Однако во Франции изящных восточных лошадей не оценили и отправили в обоз. Сопровождавшие их арабы вернулись на родину, лишь немой 30-летний Агба, вырастивший Шама, не покинул воспитанника. Он жил на милостыню, брался за любую работу, лишь бы не расставаться с жеребцом. Агба искренне верил, что белое пятно на задней ноге Шама еще принесет им удачу.

Неукротимый горячий Шам попал к развозчику дров и таскал тяжеленные повозки. За строптивость жеребца держали впроголодь и неделями не распрягали. Агба делал все возможное, чтобы облегчить жизнь любимца. Тогда же к их маленькой компании присоединился еще один товарищ – кот развозчика.

Хозяин потешался, наблюдая за неразлучной троицей. И рассказал о необычной дружбе добросердечному англичанину, который предложил выкупить Шама и привез его в свое поместье Берри Гол.

Прислуга англичанина дала коту имя Грималькин. Для него соорудили полочку в деннике Шама. Агба тоже нашел приют в поместье.

Шам (Годольфин Арабиан) и Грималькин
На фото: Шам и его верный друг кот Грималькин

 

Благополучная жизнь совершенно преобразила всех троих. Им бы вздохнуть с облегчением, но счастье было недолгим. Шам наотрез отказался терпеть на своей спине кого-либо кроме Грималькина или Агбы и раз за разом сбрасывал с себя зятя хозяина, для которого и предназначался.

Семилетний Шам был продан хозяину лондонской гостиницы «Коронованный лев». Новый хозяин, мистер Роджер, считал себя мастером верховой езды, и принялся «воспитывать» своенравного жеребца своими методами. Он запретил Агбе и Грималькину навещать друга, а Шама приковал цепью к коновязи и перестал кормить, рассчитывая сломить дух лошади. Но Шам только еще больше злился.

Агба с Грималькиным ютились в какой-то лачуге, а потом, за попытку тайком пробраться к плененному другу, были заточены в тюрьму.

Агба впал в отчаяние и был на грани самоубийства, когда в тюрьму с миссией милосердия прибыла герцогиня Мальборо и лорд Годольфин, ее зять. Они были наслышаны о необыкновенной дружбе лошади, кота и человека, и добились освобождения узников. А чуть позже лорд Годольфин выкупил несчастного Шама.  

Сцена заселения неразлучной троицы во владения лорда Годольфина привлекла внимание английской публики. Агба вел истощенного, но не сломленного Шама, на спине которого гордо восседал полосатый кот.

Друзья жили вполне благополучно на конезаводе «Гог Магог» до весны 1733 года, когда там же поселилась роскошная кобыла Роксана. Благодаря стараниям Агбы, Шам и Роксана воссоединились. Узнав об этом, лорд разгневался и выселил троих друзей на старую ферму. Там они и прожили 3 года, пока судьба снова не сделала крутой поворот.

Лэсс, сын Шама и Роксаны, неожиданно для всех показал небывалую резвость на скачках в Нью-Маркете, с легкостью обойдя всех соперников. И пристыженный лорд Годольфин с почестями вернул Шама на конезавод.

Шли годы. Потомки Шама принесли славу лорду Годольфину, который приказал поместить на фронтоне конюшни, где жил жеребец, золоченую надпись: «Арабиан Годольфин». Лорд дал лошади свое имя!

Агба пользовался уважением и почетом, а Грималькин удостоился чести позировать для известного художника Джорджа Стаббса вместе с Шамом. Картина долгое время хранилась в библиотеке конезавода.

Годольфин Арабиан и Грималькин
На фото: Годольфин Арабиан (Шам) и Грималькин на картине знаменитого художника Джорджа Стаббса.
 

Шам прожил 29 лет. Жеребца похоронили под мраморной плитой, на которой золотом вывели его имя. Вскоре умер и Агба, а век кошек гораздо короче лошадиного и человечьего – к тому времени Грималькина давно не было в живых.

История Шама легла в основу повести «Годольфин Арабиан. История одной лошади», изданной в 1833 г.

Годольфин Арабиан оставил после себя множество потомков и до сих пор значится в родословных родоначальников англйской чистокровной верховой породы Мэтчема (внука) и Эклипса (правнука). К этим жеребцам по мужской линии восходит абсолютное большинство победителей скачек во всем мире.

понравилось? поделись в соц. сетях

Оценка 0,0
Текущий рейтинг основанный на 0 отзывах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать + семь =

Новое на сайте